Самые лучшие художники

Самые лучшие художники - дети, они самые честные и откровенные, они так чувствуют как мы уже, наверно, не умеем. Особенно здорово рисовать на солнечном асфальте… Но сейчас осень - рисунки не живут на асфальте…

Павлик смотрел в окно на моросящий по желтой листве кленов дождик и водил маленьким пальчиком по стеклу.
- А жалко, что у меня пальцы не цветные, да, мам?
- Это почему еще? - Соня, весело улыбаясь, вошла в комнату к своему пятилетнему сынишке.
- Ну… Представь как здорово - ни краски, ни мелки не нужны и на окнах рисовать можно…
- Ээээ - замешкалась Соня - ну да, здорово, особенно про окна, маме потом их оттирать
- Зачем же их оттирать - искренне изумился Павлик - это же я тебе рисую!
- И, правда, зачем…
Соня сидела в офисе и вспоминала разговор с сыном, какой же он у нее замечательный, ее Павлик. А ведь когда-то она хотела, чтобы его не было бежала в слезах, тонула в своем отчаянии и не видела никого вокруг себя…
Хотелось просто лечь и ничего не чувствовать, ведь не чувствовать легче, пусть ты не можешь любить, но ты и не можешь страдать, испытывать адскую боль от разочарования и предательства, такую сокрушающую, что сжигает и тело и душу. Сильнее всего страдает человек, когда боль душевная, телом выходит, когда от одной мысли вены разрываются, тело стонет и ужас сковывает душу…
Соня помнила, как упала на ковер в гостиной и каталась по нему как озверевшая кошка, чтобы унять эту невыносимую муку, как кричала и выла от ужаса осознания того, что это все правда, что Влада она видела с этой грудастой блондинкой в постели, да еще в самый пикантный момент… А блондинка хороша - холенная, с красивой грудью и хищными глазами… А у нее, Сони, и груди то путью нет, за что тут обижаться? Всплыли острым осколком льда чьи-то слова, что мужская измена - это и не измена вовсе, так спорт, развлечение… Как же не измена, когда так нестерпимо больно, когда жить не хочется, когда все против тебя. И уже абсолютно все равно, что это тебя вроде как любят, а не ту блондинку и живут с тобой и это к тебе все равно возвращаются после всех блондинок… (Интересно вообще, сколько их было?) Все равно… Соня понимала, что никогда больше не сможет верить и любить и постоянно перед ее прекрасными карими глазами будет стоять эта хищница, изящные ножки которой истово прижимали к себе талию Вадима.
А ведь она шла сказать ему о самом главном, о том, что делало ее такой счастливой и несло к нему на легких крыльях любви, к самому обожаемому и единственному, к человеку от которого Соня ждала ребенка. Она и сама не знала об этом до сегодняшнего дня, а теперь Соне хотелось, чтобы об этом знал весь мир: и это солнце и ветер, и деревья, и люди, и птицы, все, все, все узнали как она, Соня, счастлива!
Офис Влада стояла на проспект, местонахождение офиса, наверно, было единственным о чем помнила в тот момент Соня, суета мира не окружала ее, Соня шла по какой-то своей параллели недоступной для всех, по параллели своей любви. Соня не думала ни о чем кроме того как скажет Владу о их счастье, как он закружит ее и как они вместе пойдут домой по этим прекрасным весенним улочкам и весь мир будет светиться от их счастья!
Тем сильнее был удар. Говорят, что в такие моменты многое проносится перед человеком. Мимо Сони не пронеслось ничего. Просто наполненный, играющий всеми красками жизни мир рухнул в одночасье. Мыслей не было, наверно, так трогательно организм защищает удивленный мозг от осознания всего ужаса ситуации в которую он попал, от всепоглощающей боли…


Далее...








 
О проекте

КРИК ДУШИ
Navaho 

Lana 

Anatoliy 

НА ГЛАВНУЮ     О ПРОЕКТЕ       НАШИ АВТОРЫ          КОНТАКТЫ
Hosted by uCoz